Российское Заполярье — кладовая с бесценными запасами

НИА-Заполярье

dudinkaОсвоение Арктики — сложнейший мегапроект, реализация которого способна вывести Россию в число стран — лидеров экономического роста. Ключ к успеху — передовые научные решения и экотехнологии. Для компании «Норникель» Арктика уже стала не только лабораторией для научных открытий, но и полигоном для их внедрения.

Российское Заполярье — кладовая с бесценными запасами. Здесь добывается и производится 95 процентов российского никеля и кобальта, более 80 процентов газа, 25 процентов нефти, 60 процентов меди, 100 процентов алмазов, барита и апатитового концентрата. А еще уголь, цветные металлы. На этих территориях, где живут меньше 2 процентов наших сограждан, находится основная минерально-сырьевая база страны. А еще Арктика — кладовая колоссальных запасов чистой питьевой воды. Здесь создается свыше 11 процентов валового внутреннего продукта страны и обеспечивается более четверти ее экспорта — именно поэтому эта кажущаяся суровой земля и занимает особое место в экономике РФ.

Освоение арктических территорий — мощный драйвер развития России. В этом убеждено руководство страны.

Цифра на Севере

Сложность задачи в том, что взять эти сокровища у природы нужно, не нарушив хрупкое экологическое равновесие. Одна из проблем — отсутствие в Заполярье инфраструктуры, как транспортной, так и добычной. А чтобы успешно работать в Арктике, недостаточно просто бурить скважины. Для развития территорий и бизнеса необходимы морские терминалы, резервуарные парки, аэродромы, автодороги, ледоколы, инфраструктура для рабочих и множество других объектов. Работа в суровом климате и тяжелых погодных условиях, воспетых всеми поэтами, требует применения новых технологий. При этом с постоянной оглядкой на экологию, которой может быть причинен непоправимый ущерб. Это задача номер один. Задача номер два — несмотря на вложения в технологии и инновации, все-таки снизить себестоимость и оптимизировать затраты. Развитие и внедрение технологий в таких отраслях, как приборостроение, робототехника, судостроение и другие, не только дают масштабный мультипликативный эффект — все это повышает возможность технологического прорыва в целом по стране.

По силам ли сегодня одной компании реализовать весь объем задач? Очевидно: в глобальных проектах с длинным жизненным циклом успех может быть достигнут только объединением усилий. Интеграция необходима прежде всего в поиске технологических и научных решений. Сегодня нефтегазовые компании ведут работу по созданию производственной базы морской техники, строят современную портовую инфраструктуру, аэропорты, терминалы по сжижению газа. А видавшие виды ледоколы начинают оснащаться новейшими двигателями — они и эффективнее, и экономичнее, и более безопасны с точки зрения воздействия на внешнюю среду. Некоторые, например, работают не на дизельном топливе, а на сжиженном природном газе — это позволяет сократить выбросы сажи и сберечь природу Арктики.

Практически вся деятельность компании «Норникель» связана с северными территориями страны. Здесь расположена основная производственная база, на развитие этого края направлены все усилия компании. Так, за последние десять лет «Норникель» создал современный флот контейнеровозов усиленного ледового класса ARC7. Именно они поддерживают сейчас регулярное сообщение между морскими портами Мурманска, Архангельска, Дудинки и осуществляют прямые рейсы с экспортной продукцией в европейские (Роттердам, Гамбург) и южноазиатские порты (Пусан, Шанхай).

На страже северных широт стоит и большая наука. «Институт Гипроникель» — один из крупнейших научно-исследовательских и проектных институтов России в области технологии горных работ, металлургии, обогащения и переработки минерального сырья. И при этом — научная и проектная база компании «Норникель». Именно специалисты института спроектировали все никелевые производства страны, в том числе некоторые — для внедрения в Заполярье.

Чем сложнее стоящие задачи — тем активнее используются цифровые технологии. Предполагается, что именно они должны повысить точность управления и надежность контроля за производственными процессами. В 2017 году в компании было создано свое R&D-подразделение — «Цифровая лаборатория» (использует технологии «Индустрии 4.0» для оперативного решения нестандартных производственных задач). Среди пилотных проектов «Цифровой лаборатории» — искусственный интеллект (нейронные сети), промышленный интернет вещей, VR, беспилотные летательные аппараты (дроны), применение экзоскелетов, роботы-маркшейдеры, цифровизация мониторинга дамб и хвостохранилищ, предикативный анализ состояния различной техники, коботы (коллаборативные роботы-ассистенты) и многое другое.

Разработки ведутся изначально с «прицелом» на коммерциализацию, в том числе в арктических проектах. Например, в «Цифровой лаборатории» была создана технология, которая, используя искусственный интеллект, позволяет оперативно отслеживать нерудные материалы на конвейере — если они попадают в дробильный барабан на обогатительной фабрике, это приводит к поломке оборудования. Испытания технологии были успешными, и вот теперь решение готовится к внедрению во всех подразделениях «Норникеля», включая Кольскую ГМК (дочернее предприятие «Норильского никеля»).

И это лишь одно из многих наукоемких производственных решений. Разработка экзоскелетных комплексов, которые используются при погрузке-разгрузке и монтаже металлоконструкций и выполнении операций с тяжелым ручным инструментом — еще один пример сотрудничества «Норникеля» с большой наукой. Здесь партнером компании стал Юго-Западный государственный университет (ЮЗГУ), где был открыт всероссийский центр подготовки специалистов по применению экзоскелетов.

«Сотрудничество ЮЗГУ и "Норникеля" очевидно: развивается материально-техническая база нашей кафедры, наша лаборатория,— отметил заведующий кафедрой мехатроники и робототехники ЮЗГУ Сергей Яцун.— Взаимодействие вуза и компании "Норникель" является плодотворным как для промышленности, так и для высшей школы».

В краю северных орхидей

Возраст деревьев в знаменитых девственных лесах Лапландского заповедника — 400–600 лет, высота до 15 м. Здесь обитают 31 вид млекопитающих, включая дикого северного оленя, для спасения которого и был в 1930 году создан заповедник, 210 видов птиц. На протяжении последнего полувека ученые били во все колокола: цивилизация наступает на заповедник. Ситуация стала выправляться только после 2003 года — тогда началось экологическое партнерство заповедника и Кольской ГМК. Одно из главных направлений такого партнерства — мониторинг окружающей среды, восстановление зеленых насаждений вблизи производственных площадок КГМК, рекультивация земель. На самых пораженных участках создавался искусственный плодородный слой, высаживались саженцы.

И вот уже очевидные и радующие результаты. Ученые, которые все эти годы мониторили состояние экологии, констатируют: некоторые виды мелких млекопитающих, чувствительные к загрязнению природы, начинают осваивать территории, на которых еще недавно не могли существовать. Недавно в окрестностях Мончегорска была обнаружена бурозубка песчаная (семейство землероек). Последний раз в этих краях она встречалась около 30 лет назад. А в городской черте Мончегорска прошлым летом расцвели северные орхидеи. Ученые-экологи считают это растение своеобразным природным индикатором: оно растет только на экологически чистых территориях.

Экологическое партнерство спасает и заповедник «Пасвик».

«Наш заповедник сотрудничает с "Норникелем" уже около 14 лет. За это время нам удалось сделать очень многое,— говорит директор заповедника "Пасвик" Владимир Чижов.— На границе с Норвегией открыт многофункциональный визит-центр площадью 800 кв. м, который выполняет функцию международной диалоговой площадки для обсуждения актуальных вопросов приграничных территорий России, Норвегии и Финляндии. Также постоянно работает передвижная лаборатория, адаптированная для северных условий, оснащенная всем необходимым оборудованием для полевых исследований».

Ученые берут пробы почв, воды, изучают состояние воздуха, проводят исследования краснокнижных видов зверей и птиц, следят за состоянием популяции белого медведя (кстати, слово «Арктика» означает «страна большого медведя» — по созвездию Большой Медведицы — и имеет греческое происхождение).

Как считает ведущий научный сотрудник Института океанологии Андрей Сажин, из-за растущих масштабов арктических проектов общая техногенная нагрузка на регион будет только возрастать. А значит, изучение местных экосистем приобретает особое значение. И главным образом, для совершенствования контроля над продуктами антропогенного происхождения на земле и в море. Сейчас вместе с учеными прорабатывается вопрос об оснащении одного или нескольких судов «Норникеля» датчиками температуры и солености воды в поверхностном слое Карского и Баренцева морей. Это позволит установить пути переноса загрязнений и плавучего мусора, поступающих в Карское море с речным стоком Оби и Енисея.

«Необходимость в комплексных исследованиях Карского моря назрела давно,— говорит Андрей Сажин.— Ведь речь идет о сохранении нашего общего богатства для настоящих и будущих поколений. Но для исследований нужны экспедиции на судах ледокольного типа. И только "Норникель" предоставлял ученым возможность проведения научных наблюдений на своих судах. И это при том, что в регионе работает целый ряд крупных энергетических компаний».

Об этом же говорит и российский биоокеанолог, академик РАН, заместитель директора Института океанологии им. П.П. Ширшова РАН Михаил Флинт: «Помощь компаний — это даже не вопрос денег. Это — вопрос предоставления ученым возможностей для работы. Пока только "Норникель" и Атомфлот помогают нам в этом».

А полгода назад, в ноябре 2019 года, Ли Йонг, генеральный директор Организации Объединенных Наций по промышленному развитию (ЮНИДО), и Дмитрий Пристансков, статс-секретарь-вице-президент «Норникеля», подписали совместную декларацию. Задача — совместная разработка проектов, в том числе экологически безопасных технологий. Называлась и цифра: за последние три года компания вложила в проекты, связанные с защитой экологии, окружающей среды, около 80 млрд рублей.

Место силы

О том, что в Арктике необходимо создать научно-технический кластер, в последние годы говорят и российские власти, и бизнес-сообщество. Об этом же в прошлом году на Международном арктическом форуме сказал президент РФ Владимир Путин: «Арктике необходима мощная научная, кадровая и технологичная база. В ближайшие годы Россия интегрирует возможности университетов, которые будут готовить кадры для Арктики».

Появление такого кластера — вопрос недалекой перспективы. И, например, Норильск, с уже существующей инфраструктурой — самым северным международным морским портом России и арктическим флотом «Норникеля»,— вполне мог бы стать его центром на Крайнем Севере.

Там могли бы проводиться научные исследования такого важного с точки зрения развития страны и геополитики региона, как Арктика. Среди других козырей Норильска: индустриальная экономика, большое внимание к вопросам экологии, цифровизация, арктический инжиниринг, реновация жилищного фонда и научно-туристического кластера. Это перечисление уже само по себе говорит сегодня о социально-экономической стабильности и устойчивости развития северных территорий. (Газета Коммерсантъ)


Подписывайтесь на нашу страницу новостей "НИА Заполярье" в telegram.